ВМФ РФ берет под контроль Красное море

ВМФ РФ берет под контроль Красное море

Похоже, наконец-то окончательно решился вопрос о создании в Судане пункта материально-технического обеспечения (МТО) кораблей ВМФ России.

Путин внес в Госдуму на ратификацию соглашение, которое расставляет все точки над i в достаточно непростом и зачастую драматичном взаимоотношении Москвы и Хартума по этому вопросу.

Всего лишь чуть больше месяца назад появились сообщения о том, что правительство Судана дало России от ворот поворот. И якобы всему виной были козни Вашингтона. Однако это лишь часть, незначительная по времени, дипломатических игр вокруг Порт-Судана, где предполагалось создание российского пункта МТО.

Переговоры о создании российской базы начались в 2015 году, когда Россия начала воздушную войну против сирийских террористов. Тогда же начал возрождаться пункт МТО в сирийском Тартусе, основанный в 1971 году. К 2015 году на нем царила разруха, на базе находились лишь четыре военнослужащих.

В 2015 году стало понятно, что географию действий ВМФ необходимо расширять. И поэтому крайне полезно было бы создать пункт МТО на побережье Красного моря, чтобы иметь доступ к акватории Индийского океана. Также через Суэцкий канал открывался бы путь в Средиземноморье.

Находившийся в 2015 году у власти президент диктаторской ориентации Омар Хассан аль-Башир решил за счет России оснастить армию новейшим вооружением, затребовав за сравнительно небольшой участок побережья истребители Су-30 и Су-35, ЗРС С-400. Также ему понадобились плавучие атомные электростанции, которые Россия только-только начала строить для Арктики. И еще ему надо было построить на Ниле несколько гидроэлектростанций.

Торговля с аль-Баширом, может быть, и привела бы к каким-то приемлемым условиям. Но в апреле 2019 года он был свергнут в результате государственного переворота, и в конце прошлого года был передан в Международный уголовный суд за геноцид в провинции Дарфур, в результате которого по различным оценкам погибли от 200 тыс. до 300 тыс. человек.

Фактическим правителем страны стал генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан, занявший пост председателя Суверенного совета Судана. Вот с ним и продолжились переговоры о пункте МТО.

Вполне понятно, что для США было мало радости в создании Россией военной базы в Восточной Африке. И Вашингтон немедленно приступил к дипломатическим действиям по блокированию предстоящего соглашения между Москвой и Хартумом. Госдеп снял с Судана обвинения в поддержке международного терроризма (что, в обще-то, вполне справедливо — в Судане долгое время вольготно обитал Усама бин Ладен). И американские делегации зачастили в Хартум.

Хартум взял паузу, которая была у нас расценена как разрыв всех существующих договоренностей по Порт-Судану. Но через некоторое время Хартум заявил о необходимости провести соглашение через парламентскую ратификацию. Что сейчас и реализуется.

Что же будет представлять собой суданский пункт МТО? Вложений на его создание много не потребуется. Здесь будут нести службу 300 человек — военнослужащих и гражданских лиц. Пункт сможет одновременно принимать до четырех кораблей любого водоизмещения. В том числе и с атомными энергетическими установками — к ним относятся два тяжелых ракетных крейсера проекта «Орлан»: «Петр Великий» и «Адмирал Нахимов».

При этом, если делать пункт по минимуму, как в Тартусе, то в его состав войдут причалы, плавучая мастерская, склады и казарма. Но можно предположить, что будет создана и взлетно-посадочная полоса с соответствующей инфраструктурой. Потому что в Порт-Судане аэродрома нет, он лишь в столице. Правда, к прибрежному городу-порту подходит железнодорожная линия.

Соглашение предполагает передачу России в пользование части территории Судана на 25 лет. После чего с десятилетними интервалами должна следовать пролонгация.

Россия получает возможность ввозить и перевозить беспошлинно через морские порты и аэропорты Судана вооружение, боеприпасы и любое оборудование, которое необходимо для обеспечения работы пункта МТО и выполнения задач военными кораблями. Это крайне полезно, поскольку Россия является крупным поставщиком оружия в страны данного региона, прежде всего в Алжир и в Египет.

База на Красном море — стратегически важный объект, необходимый для расширения зоны постоянного присутствия кораблей ВМФ. Причем это расширение достигается за счет получения доступа к крайне «оживленной» акватории Мирового океана. Через Суэцкий канал и Красное море осуществляется 10% всех мировых морских перевозок. Также крайне полезно присутствие в Индийском океане, куда сейчас российские корабли добираются крайне редко, причем, с большими тяготами, которые неизбежны при дальних походах.

В суданском пункте МТО корабли будут пополнять запасы, необходимые для продолжения дальнейшего плавания, включая боеприпасы. Корабли здесь будут проходить техническое обслуживание и в случае необходимости ремонтироваться. Также ожидается, что сюда корабли будут заходить для смены экипажей — новые будут доставляться на самолетах Военно-транспортной авиации — соглашение по Порт-Судану предоставляет России беспрепятственное использование для пролета воздушного пространства Судана.

Территория и акватория для создания пункта МТО передается России безвозмездно. Но это не означает, что задаром. Естественно, у Судана есть свой интерес. Подробности сделки указаны в приложении к Соглашению, которое стороны обязуются не разглашать.

Можно предположить, что это поставка какого-то оружия с сопровождением российскими инструкторами. А также строительство чего-то полезного для Судана. Например, атомной электростанции и нефтеперегонного завода, о чем заходила речь при прежнем президенте.

Необходимо сказать, что закрепление в Судане ВМФ России — это конечно, прекрасно. Но на фоне советского великолепия — это робкая попытка присутствия в регионе. Здесь базы ВМФ СССР буквально кишели: Сомали (Бербера и остров Сокотра), Йемен (Аден), Эфиопия (Нокра), Сейшельские острова (Виктория).

Не все базы существовали параллельно. Так, сомалийская база просуществовала с 1964 года по 1977 год, когда разразилась свирепая война между Сомали и Эфиопией. Советский Союз встал на сторону Эфиопии, в связи с чем пришлось строить новую базу в эфиопской Нокре, в четырехстах километрах от Берберы.

Масштаб эфиопской базы впечатляет. В Бербере в кратчайшие сроки построили городок для 1500 сотрудников базы ВМФ. Создали инфраструктуру для приема значительного количества кораблей дальней морской и океанской зоны — причалы, плавучая ремонтная мастерская, док, краны, вспомогательные суда. Сюда заходили для дозаправки стратегические подводные лодки. На складах хранились тактические ракеты и большой запас топлива.

На базе работали узел связи и станция слежения. Вскоре начал реализовываться план создания в Бербере крупного авиационного центра, способного принимать и обслуживать не только самолеты противолодочной и разведывательной авиации, но и стратегические бомбардировщики Ту-95. Для чего была построена взлетная полоса с рекордной для Африки длиной в 4140 метров.

Былого великолепия уже давно нет. База в Тартусе несоизмеримо скромнее. Несомненно, и в Порт-Судане вполне достаточен будет штат сотрудников из 300 человек. И это вполне естественно, если сравнивать нынешнее состояние ВМФ России с тем, какую мощь являл флот Советского Союза.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика