Силуанов готовит Россию к потере миллиардов долларов

Силуанов готовит Россию к потере миллиардов долларов

Глава Минфина РФ Антон Силуанов предупредил о том, что России пора начинать готовиться к падению доходов от экспорта из-за планов Запада по развитию «зеленой» энергетики. В интервью изданию Bloomberg он рассказал, что в ведомстве провели моделирование углеродного ценообразования и роста возобновляемых источников энергии, которое показало «радикальные изменения в глобальном энергобалансе».

«Значительная часть доходов нашего бюджета поступает от экспорта сырья, поэтому нам надо уже сейчас понимать, как мы заменим падающую выручку, если эти прогнозы окажутся верными», — заявил Силуанов.

Евросоюз, который является одним из ключевых покупателей российских углеводородов, планирует с 2025 года ввести углеродный налог на товары, производящиеся с высокими выбросами парниковых газов. В Банке России ранее оценили потери страны от этого налога в 9,7 млрд. долларов ежегодно. В Минэнерго же подсчитало, что экспортеры и нефти и газа будут терять до 4 млрд. долларов в год в результате мер, которые планируется ввести уже с 2023 года.

Минфин готовит пакет «налоговых и тарифных мер», которые должны позволить экономике адаптироваться к ужесточению правил углеродного регулирования «настолько безболезненно, насколько это возможно», рассказал Антон Силуанов. Он добавил, что усилия России по уменьшению вреда экологии должны быть учтены при введении трансграничных налоговых обязательств для национальных экспортеров.

Российский бюджет по-прежнему на 40% наполняется доходами от нефти и газа, а их доля в экспорте превышает 50%. Судя по всему, пока что в правительстве надеются, что удастся договориться с Евросоюзом и уменьшить «зеленые» налоги и тарифы, хотя понятно, что даже если эта миссия завершится успехом, это вряд ли можно считать долговременным решением.

Как рассказал «СП» заместитель директора Института «Центр развития» ВШЭ Валерий Миронов, у России есть два пути — начать диверсифицировать собственную энергетику в «зеленых» направлениях или же развивать обрабатывающую промышленность. В противном случае потери российской экономики действительно будут очень существенными:

— Это общая проблема сырьевых экономик, особенно нефтедобывающих «петроэкономик». Даже богатые арабские шейхи опасаются, что их внукам придется, как когда-то их дедам, ездить на верблюдах, а не на современных машинах, потому что нефть станет никому не нужна. Поэтому они разрабатывают программы диверсификации экономики. Эти программы могут идти по двум направлениям.

«СП»: — Каким именно?

— Первый — уход от сырьевой экономики в сторону машиностроения, развитого сектора услуг, высокотехнологической обрабатывающей промышленности и так далее. Второй вариант — развитие новых видов «зеленой» энергетики. То есть это движение не в сторону обработки, а в сторону диверсификации самого энергетического сектора. Это, например, получение того самого водорода из газа, о котором в последнее время много говорят в нашем правительстве, или же получение водорода, который оставляет еще меньший углеродный след, на базе использованной гидроэнергии.

Задача России в том, чтобы уговорить Европу принимать этот водород, который производится на основе газа. Тогда мы сможем решать эту проблему, диверсифицируя деятельности наших нефтегазовых компаний.

Вообще диверсификация нашей экономики остается проблемой, и в составе «12 целей устойчивого развития» создание новой энергетики прописано. Сейчас все увлечены этой идеей, но ее реализация будет не такой быстрой. Хотя нужно смотреть вперед и думать о будущих поколениях, чтобы ее решить. В противном случае перспективы могут быть не самые радужные.

«СП»: — Насколько велика вероятность, что наши доходы начнут падать на миллиарды долларов уже с 2023—2025 годов из-за «зеленой» энергетики?

— Принятие углеродного налога ЕС еще окончательно не согласовано, так как и в самом Евросоюзе есть противники этого шага. То есть существует поле для переговоров, причем не только с самим ЕС, но и США, Китаем. Мы должны искать союзников, которые также заинтересованы в продаже сырьевых товаров. Например, можно добиться признания водорода, производимого из природного газа, экологичным товаром. Кстати, это в интересах и американцев тоже, поэтому мы могли бы выступить с ними в переговорах с европейцами на одной стороне.

Нужно добиться, чтобы европейцы учитывали наши усилия по «озеленению» экономики, например, выделяли большие квоты или снижали налог.

«СП»: — То есть, мы по-прежнему делаем ставку на энергетику? А что насчет другого пути?

— Мы могли бы сделать ставку на обрабатывающую промышленность. Само название говорит о том, что она перерабатывает сырье, которого у нас предостаточно. И это не только нефть и газ, но и другие виды сырья — металлы, дерево и так далее. В апреле обрабатывающая промышленность у нас относительно 2019 года выросла на 5,7%. Это достаточно высокие цифры, из крупных стран по этому показателю нас опередила только Польша.

Это говорит о том, что у нас есть база для так называемого решоринга, то есть для возвращения в страну обработки из Азии. Этот процесс начался в развитых странах уже какое-то время назад, а во время пандемии ускорился. Тем более что уже появились роботы, которые могут выполнять большую часть работы, ранее выполнявшуюся сборщиками автомобилей или швеями одежды. Это именно тот дешевый труд, который делал производство в Азии более конкурентоспособным. Но теперь этот труд могут выполнять роботы, поэтому производство возвращается в развитые страны.

Кроме того, пандемия показала, что остановка производства в Азии, которая производит большую часть комплектующих, может стать катастрофой для всей мировой экономики. Значит, нужны дублирующие мощности в странах, в которых достаточно развита обрабатывающая промышленность.

Вот эту роль мы и могли бы занять. У нас еще есть кадры, есть научные школы, есть секторы, которые до сих пор работают в этой сфере — это машиностроение, самолетостроение, ВПК. Вот почему это направление сейчас достаточно активно начало проявлять себя, наверное, даже активней, чем диверсификация в топливно-энергетическом комплексе.

На самом деле, ТЭК у нас довольно неповоротливый и консервативный, и не горит желанием что-то менять, пока ситуация не станет совсем критичной. Складывается впечатление, что многие представители отрасли надеются, что никакой «зеленой» энергетики не будет, говорят, что нужно еще подумать, куда вкладываться и так далее. Некоторые мелкие акционеры пытаются добиться соответствующих решений, но у них нет рычагов влияния на крупных игроков.

Поэтому нужно давить на ТЭК, в том числе и через прессу, чтобы он активизировался и начал реформироваться в более современных направлениях. Пока еще можно успеть вскочить в этот уходящий поезд, но времени не так уж много.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика