Российские олигархи попали на финансовые вилы

Российские олигархи попали на финансовые вилы

В целях сокращения выбросов парниковых газов в атмосферу в течение ближайших 10 лет не менее чем на 55% к уровню 1990 года Евросоюз планирует обложить поставщиков «грязных» товаров первым в мире специальным трансграничным углеродным налогом. В планах властей Еврозоны ввести подобный сбор на цемент, электроэнергию, удобрения, железо и сталь (включая рельсы для железнодорожных путей, трубы, металлоконструкции, цистерны), алюминий (включая проволоку, алюминиевые листы, фольгу).

Если это намерение будет реализовано, то российские экспортеры железа, стали, алюминия и удобрений должны будут ежегодно платить в бюджет Евросоюза не менее 1,1 миллиарда евро.

Эта сумма, в частности, была определена с помощью подтвержденной Министерством экономического развития методики на основе объемов импорта 2020 года. Тогда сумма российских поставок этих товаров в ЕС согласно внешнеторговой базе данных Евростата составила без малого 7 миллиардов евро (в натуральном выражении — 16,3 миллиона тонн).

Но это еще цветочки, учитывая слова директора департамента торговых переговоров министерства Екатерины Майоровой.

Как уточняет, в частности, РБК, чиновница обратила внимание на то, что представленный расчет консервативен, поскольку, во-первых, исходит из объемов поставок в тоннах в пандемическом 2020 году, когда поставки по многим товарным группам просели, а, во-вторых, ориентируется на преобладающую цену квот на выбросы в Евросоюзе за последние месяцы, но участники углеродного рынка прогнозируют ее рост к концу десятилетия.

Кроме того, в расчете не учтен импорт электричества, так как он будет рассчитываться по-особенному.

Россия, конечно, намеревается доказывать, что предлагаемый Евросоюзом углеродный сбор, который предположительно достигнет своего пика к 2036 году, несовместим с правилами Всемирной торговой организации (ВТО), но уверенности в том, что ее голос будет услышан и воспринят, нет.

Что же в таком случае ждет российскую промышленность? Не убьют ли ее столь громадные суммы? И как ей выходить из положения?

— Безусловно, введение трансграничного углеродного налога крайне негативно отразится на российских производителей черных и цветных металлов, а также минеральных удобрений, поскольку их «углеродный след» очень большой, и в обозримом будущем сильно сократить его, пожалуй, не удастся, — предположил в беседе с «СП» экономист Леонид Хазанов. — Для этого нужны колоссальные инвестиции в переоснащение технологических мощностей и переход на другие источники энергии. А взять их неоткуда, но даже если они вдруг и найдутся, то быстро осуществить переход все равно не получится. Соответственно, предполагаемый налог станет очень сильным ударом по нашей промышленности.

«СП»: — Можно хотя бы примерно оценить силу этого удара?

— По моим собственным оценкам, наш экспортный поток металлов рискует сократиться чуть ли не на треть, минимум в диапазоне от 20 до 30 процентов. Причем затронет это не только производителей стали и алюминия, но и иных металлов.

Ведь многие из них, и не в последнюю очередь — производители вторичных алюминиевых сплавов, плоского проката и профилей, перейти на солнце, ветер и воду при всем желании пока не сумеют. Пожалуй, лишь «РУСАЛ» на этом фоне окажется немного в более выигрышном положении, поскольку использует в производстве электроэнергию от гидроэлектростанций.

Примерно та же картина может сложиться и в сфере производства удобрений, причем не только азотных, но и комплексных. Убить их предполагаемый трансграничный налог, конечно, не убьет, но предположительную силу удара я уже озвучил.

«СП»: — Что же делать нашим металлургам и производителям удобрений в складывающихся условиях? Куда двигаться?

— Как будет развиваться ситуация в дальнейшем, говорить очень сложно, но пока я вижу тут три пути. Первый — переоснащать производство, но это требует громадных вложений. Второй — повышать стоимость своей продукции для российских потребителей, но они и так уже воют от нынешних цен. Третий — поставлять продукцию куда-нибудь в Китай, Индию и другие азиатские страны, но там своих производителей полно.

«СП»: — Получается, куда ни кинь, всюду клин? Какие-то, простите, вилы получаются.

— Радовать здесь, пожалуй, может разве только то, что этот налог собираются вводить не завтра. Пока только идет его обсуждение, к тому же далеко не все в Евросоюзе согласны с этим вариантом. Он же неизбежно срикошетит и по местным игрокам, ведь в той же Германии далеко не все промышленники используют «зеленые» источники энергии.

Да и потом, вводиться углеродный налог будет не сразу, а постепенно, так что какое-то время его ставки не будут слишком большими. К тому же Европа на самом деле заинтересована в российских металлах и удобрениях, так как местные производители ее потребность в этой продукции не покрывают. Не стоит сбрасывать со счетов и политический фактор, ведь если Евросоюз откажется от нашего, например, алюминия, то ему придется покупать этот металл у Китая или Индии, а этот вариант его властям, насколько мне известно, не по душе.

Так что у российских производителей какое-то время для решения проблемы с уплатой трансграничного углеродного налога все же будет.

«СП»: — Успеют наши производители за это время экологически перестроить свои мощности?

— Все будет зависеть от объемов и сроков инвестиций. Если все сделают как надо и денег не пожалеют, то успеют. Если же все пойдет тяп-ляп, то, само собой, ничего не выйдет. Модернизация же сталелитейного комбината уровня, предположим, принадлежащего «ЕВРАЗу» Нижнетагильского — дело нелегкое. Тут, конечно, придется повкалывать.

«СП»: — У нас в России обычно бывает, что за серьезные модернизации любых производств у нас расплачиваются не их владельцы, а рядовые россияне через повышение налогов и тарифов. Едва ли эта ситуация станет исключением из этого правила.

— С одной стороны, собственники агрохимических и металлургических производств могут вкладывать в их модернизацию собственные средства, но могу предположить, что тогда зарплаты работников увеличиваться не будут, оставаясь все это время на низком уровне. С другой стороны, владельцы могут попросить финансовой помощи у государства, например, из средств Фонда национального благосостояния.

Но это тоже далеко не самый лучший вариант, пандемия коронавируса-то у нас еще не закончилась, так что нам много чего нужно финансировать из резервов в социальной сфере. У нас продукты питания растут в цене, бензин дорожает. И в этих условиях фактически кормить олигархов, обеспечивая им доходы, на много порядков превышающие зарплаты врачей и учителей? Полагаю, немного найдется сторонников такого решения, учитывая, что у подобных компаний еще имеются солидные долги. Какие тут могут быть перспективы — честно говоря, одному богу известно.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика