Барская охота: Раз, два, три, четыре, пять — вышли тигров убивать

Барская охота: Раз, два, три, четыре, пять — вышли тигров убивать

C 1 августа вступили в силу поправки в закон «Об охоте», которые упростят убийство краснокнижных животных. Конечно, формально запрет охотиться на исчезающие виды никто не отменял, просто «охота» теперь называется другими словами.

И редкое животное — тоже понятие неопределенное, кому, например, интересна летучая мышь гигантская вечерница, недавно занесенная в Красную книгу Московской области? Или пестрый дятел? Или мелкая птаха серый сорокопут? Другое дело тигр, рысь или винторогий баран, их головы можно повесить на стенку, а шкуры бросить на пол.

В принципе охотиться на зверей, находящихся под угрозой полного исчезновения, можно было всегда. Но с оговорками и только в пяти исключительных случаях: «для устранения угрозы человеку, охраны здоровья населения, защиты от массовых заболеваний домашних животных, для мониторинга и регулирование численности животных, а так же для обеспечения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов».

Вымарали из закона положение, запрещающее «осуществление любых видов охоты в отношении млекопитающих и птиц, занесенных в Красную книгу РФ и (или) в красные книги субъектов РФ». Запрет на добычу вымирающих охотничьих ресурсов не отменен, бить их по-прежнему запрещено. Но разрешено — «в исключительных случаях в целях сохранения объектов животного мира».

Популярный блогер Анатолий Несмиян (Эль Мюрид) считает, что коль скоро вступили в силу поправки в «Закон об охоте», то теперь «в исключительных случаях» станут охотиться и на животных, занесенных в Красную книгу:

— Что это за такие «исключительные случаи», вопросов нет — это барская охота разнообразных «хозяев жизни». Теперь они законно имеют право истреблять редких животных.

В средневековой Европе тоже были королевские леса, где охотиться дозволялось только знатным вельможам. Убить оленя в королевском лесу для холопа означало быть повешенным. Россия погружается в средневековую пучину. Сословность предполагает разный правовой режим для разных сословий. Баре из принципа создают для себя VIP-привилегии. Главное, чтобы не быть, как смерды. Да и принцип «живем только раз» не предполагает, что после себя нужно что-то оставить. Да хоть потоп или выжженную землю. Главное, что на их век хватит…

Изменения произошли даже в двух законах. Их новая редакция, по мнению инициаторов поправок, лишь устраняют существующие правовые противоречия. Речь идет о поправках от 22.12.2020 No455-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О животном мире» и «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Запрещена охота и изъятие объектов из среды обитания без разрешения. А с разрешением — можно. И при этом есть люди, которым… трудно не разрешить, это люди при власти.

Общественный охотинспектор с тридцатилетним стажем Андрей Федоров считает, что детская считалка: «Раз-два три четыре пять, вышел зайчик погулять» может стать для зайчика последней:

— Угроза быть добытым охотником при помощи огнестрельного гладкоствольного, нарезного, пневматического, метательного оружия и прочих ловчих приспособлений встает теперь не только перед несчастным зайчиком-побегайчиком, но и перед всеми животными, обитающими на бескрайних просторах нашей родины.

Естественно, поправки вызвали противоречивые эмоции со стороны различных заинтересованных сторон: охотников, ученых, «зеленых» и иже с ними.

Так, например, новые правила изменяют сроки весенней охоты на водоплавающую и боровую дичь. Раньше на нее отводилось всего 10 календарных дней с апреля по май в зависимости от региона. Теперь эти сроки предлагается увеличить до 30 календарных дней. Не нужно быть профессиональным орнитологом, чтобы понять абсурдность такого решения.

Например, в Московском регионе водоплавающие самки садятся на яйца в начале мая, когда прежде заканчивался десятидневной сезон отстрела самцов. Теперь стрельба на водоемах будет идти лишних 20 дней, и в это время самки не смогут свить гнезда и приступить к высиживанию потомства, поскольку для этого требуется режим тишины.

Также новый закон разрешает ночную охоту с применением соответствующих приборов ночного видения. Если раньше такие приборы использовались только для наблюдения учеными за жизнью животных в ночное время, в основном это касается хищных животных, то теперь разрешается и охота на них с помощью оптических прицелов ночного видения. Ранее они считалось запрещенными и относились к разряду браконьерского оружья.

И тут у простого охотника возникает совершенно «невинный» вопрос: «Кто может позволить себе такую роскошь, как охоту с такими приборами, стоимостью от 120 до 300 тыс. рублей? Ну, уж точно не рядовой охотник со средним заработком 30−40 тыс. рэ»?

А еще в ночное время кроме ранее разрешенного ранее волка, можно теперь охотиться и на других животных — добавились шакал, лисица, енотовидная собака, барсук, бобр.

Однако от излишнего воодушевления по данному поводу любителям такой ночной охоты всё же стоит воздержаться. Для высших должностных лиц субъектов Российской Федерации предусмотрено право вводить ограничения по применению любых этих устройств. Что это значит? Главы регионов смогут сами решать: кому охоться по ночам с применением дорогостоящего оборудования, а кому нет. К гадалке не ходи, тому можно, у кого кошелек потуже.

Так же при организации коллективной охоты теперь достаточно иметь лишь одну путевку на одного человека, имеющего на это право. Остальные члены охотничьей команды могут охотиться без оной. Казалось бы, очень удобно: не надо теперь каждому члену команды предстоящей охоты иметь собственную путевку, тратить на нее время для получения в охотхозяйстве.

Чем это чревато будет в реальности? В первую очередь с риском и вопросами безопасности на охоте. Представьте себе такой расклад: один охотник выписывает и оплачивает на себя путевку, скажем, на отстрел копытного животного: косуля, кабан, лось и т. д., и приглашает к себе кучу народу. Вообще это могут быть даже не охотники, просто люди едут развлечься и отдохнуть. Они вообще могут не иметь понятия, как правильно и безопасно нужно себя вести на охоте, стоя на «номере» или участвуя в загоне.

Но больше всего сознательных охотников, охотоведов, егерей общественных охотинспекторов удивил факт разрешения по новым правилам использовать петельные, удушающие животного орудия лова, ранее считавшиеся браконьерскими. Теперь стальной петлей-удавкой разрешено ловить волка, шакала и зайца-беляка, а также белую и тундровую куропатку, рябчика, глухаря, за исключением отдельно оговорённых территорий, являющихся местами обитания краснокнижных хищных животных.

Бедный зайчик, мало тебе было естественных природных хищников: волка, лисы, рыси и филина, охотника с собакой, теперь и петлю разрешили. Бегая кругами от преследования хищника или охотничьей собаки, заяц-беляк нарезает круги на относительно небольшой пересеченной местности. Поставь на этом «беговом пяточке» под кустами, где обычно после «сметки» прячется зайчишка, 6−8 стальных проволочных петель-удавок, и у зайца практически не остается шансов на спасение.

Теперь в следующих поправках в правила об охоте не удивлюсь, если разрешат «рыбалку» электроудочками, сетями, «самодурами», вершами, «телевизорами», «пауками» и тротилом во время нереста рыбы на наших водоемах. Удачи вам, господа «охотники», в деле истребления животного мира родной природы…

Из закона «Об охоте» убрали слова про регулирование отлова млекопитающих и птиц, занесенных в Красные книги — это, по мнению законодателей, из другой оперы. Дается отсылка на более старый закон «О животном мире» как более фаунистический. Но поправки станут хорошей лазейкой тем, кто намерен пострелять в редких животных, ни от кого не прячась.

Способы получения разрешения на «изъятие» из среды обитания редкого зверя — привычные. По виду все строго, но остается лазейка для того, чтобы повесить на стену если не шкуру тигра, то хотя бы горного козла. Специалисты обеспокоены и предлагают тщательно следить за видами, занесенными в Красную книгу РФ, чтобы не допустить VIP-охоту.

Ведь подкупить ученого, чтобы он обосновал отстрел для науки, — вопрос денег или больших денег. Хотя такая охота и не будет носить массовый характер, только для избранных, не каждый сможет себе купить научное обоснование, но убрав запрет из одного закона, фактически отменили запрет на отстрел вымирающих животных вообще.

Если в старом законе об охоте отстрел прямо запрещен, теперь такого как бы нет. Есть «добывание». А оно включает и отстрел, и отлов в исключительных случаях. Охотничье лобби в Думе пробило эти поправки для того, чтобы иметь возможность под видом охоты в научных целях добывать уникальное животное — для собственного удовольствия. Не понятно проверяли ли поправки на коррупционность?

Но дело в том, что остальные — простые — охотники тоже не лыком шиты. Если кому-то можно, а им нет, это же обидно. Простые охотники тоже пойдут стрелять, утирая слезы обиды: «А мы чем хуже!»

В общем, добывание животных из числа занесенных в Красную книгу «в исключительных случаях и только в целях их сохранения» — парадокс, описанный еще в старой детской книжке «Приключения капитана Врунгеля». Там отважный капитан встретил японских китобоев, убивающих китов… для их сохранения. Японцы, кстати, в реальности так и делают до сих пор, вот и у нас пошли по их стопам.

Однако не все ученые за убийство ради науки. Если в XYIII-ХХ веках, во времена Карла Линнея и Чарльза Дарвина это было нормально, то сейчас более сотни ученых подписали письмо против убийства под видом изучения. Но у богатых трофейных охотников есть свои лоббисты, которые продвигают в Госдуме возможности для развлечения своих хозяев, интерес которых заключается в том, чтобы убить горного барана, повесить его засушенную голову над камином и изучать его долгими зимними вечерами…

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика