Деньги уперлись в российский кордон, и дальше идти не хотят

15.01.2022 От admin 0

Деньги уперлись в российский кордон, и дальше идти не хотят

Швейцарский банк Credit Suisse не исключает полной остановки внешних инвестиций в Россию. Основным фактором риска аналитики называют геополитику.

Настроения инвесторов подорвали новые переговоры о «красных линиях», в числе которых расширение инфраструктуры НАТО на Украину.

«Как подчеркивают США и их союзники, эскалация конфликта с Украиной приведет к введению жестких санкций, которые, по нашему мнению, закроют страну для внешних инвестиций. Хотя этот риск минимален, его последствия крайне негативны для цен на российские активы», — говорится в глобальном обзоре «2022 Economic outlook: the great transition», имеющемся в распоряжении «РБК Инвестиций».

Впрочем, эксперты швейцарского банка сохраняют оптимизм и не ждут введения жестких санкций, хотя и отмечают, что работа над соглашением завершится к концу первого квартала этого года. До этого момента, по их мнению, «российские активы будут торговаться с существенной премией за риск, а компании будут откладывать свои инвестиционные решения».

— К сожалению, исторически так сложилось, что достаточно длительное время, более 20 лет, основную часть нынешних инвестиций составляют средства, которые наши крупные компании уводят на офшорные счета, а потом заводят сюда как инвестиции, — обратил внимание д.э.н., профессор Александр Сафонов. — С этой точки зрения ничего фатального не произойдет.

Кроме того, надо обратить внимание на то обстоятельство, что иностранные инвестиции всегда приходили в Российскую Федерацию тогда, когда это было выгодно с точки зрения наличия внутри страны потребительского спроса на ту продукцию, которая создавалась в результате этих инвестиций. В качестве примера можно привести сектор пищевой продукции — пришли такие гиганты как «Кока-Кола», «Пепси-Кола», другие. И вряд ли они изменят свою позицию, потому что для них это серьезный рынок сбыта и зарабатывания денег. Это транснациональные корпорации, которые имеют очень серьёзное влияние в мире.

В качестве второго примера — автомобильная отрасль. Она стала развиваться именно на фоне роста внутренних доходов населения. И эти компании уходили, например, «Крайслер», сейчас «Хонда» собирается покидать наш рынок — спрос на их продукцию крайне низкий.

Отмечу, что никаких серьезных инвестиционных вложений, которые были связаны с технологическими суперпрорывами, за весь этот период мы не видели. Это вполне понятно, так как западные компании изначально абсолютно не были заинтересованы создавать в России технологические кластеры, которые бы формировали лидерство в отрасли. Они всегда в большей степени были сориентированы на Китай, где имелась дешевая рабочая сила в достаточном количестве.

Я думаю, что в большей степени это не геополитическая проблема для внешних инвестиций в РФ, а внутренняя.

«СП»: — В чем она заключается?

— Это состояние экономики и потребительский спрос. Если экономика будет показывать высокий темп роста и, соответственно, обеспечивать высокую маржинальность вложений в страну, а потребительский спрос будет способствовать получению достаточного Cash Flow, тогда геополитические факторы влияния иметь не будут. Напомню, все основные инвестиции в последнее время были связаны с нефтегазовым комплексом. Это строительство и «Силы Сибири», и обоих «Северных потоков», но эти проекты завершены и особой нужды в такого рода инвестициях нет.

Плюс ко всему, у нас достаточно много денег внутри страны, это демонстрируют и данные федерального бюджета, который собрал денег на 22% больше, чем планировалось в 2021 году, это и показатели наших крупных банков — Сбербанка, ВТБ, Альфа-банка. Нам бы со своими деньгами разобраться, они бы в большей степени поддержали развития экономики.

Чтобы эти инвестиции носили именно прорывной характер, надо сделать очень много. И с точки зрения защиты права собственности, и сокращения расходов заемщиков на обслуживание кредитов, и улучшения качества государственного планирования, бюджетного планирования. Нужно решать свои проблемы, а инвестиции — это уже второй этап, после того как создадим экономику, которая будет демонстрировать выгодность вложений.

«СП»: — Премьер-министр Михаил Мишустин сообщил, что бюджет за 2021 год выполнен с профицитом. Я правильно понимаю, что это деньги, которые как раз и можно инвестировать в развитие экономики, не дожидаясь иностранных инвестиций?

— Конечно. Не только в экономику, но и в повышение потребительского спроса. У нас одна из проблем связана с тем, что в значительной степени мы ограничиваем темпы экономического роста из-за низкого потребительского спроса внутри страны.

«СП»: — Почему же мы его ограничиваем, а не наращиваем?

— Парадигма инфляции. Комплексность системы управления. Нам нужно научиться управлять и сдерживанием уровня инфляции, и одновременно повышать эффективность тех же инвестиционных вложений внутри страны.

Если взять, например, историю с зонами особого экономического развития, которых было создано порядка 24, из них только три-четыре, по данным Счетной палаты, показали эффективное развитие, а остальные нет. Это вопрос качества управления. Если проекты все-таки будут доводиться до ума, при этом контролироваться эффективность вложений и с точки зрения стоимости инвестиций, и их стратегического значения, тогда мы действительно достигнем многого.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов напомнил, что иностранные инвестиции в российскую экономику резко сократились после 2014 года.

— Минимум был достигнут в 2020 году, когда мы вынуждены были сократить добычу нефти в рамках соглашения ОПЕК. Инвестиции, которые шли в нефтянку упали, а они составляли значительную долю. Сейчас это гораздо меньший уровень, чем был до 2014 года.

«СП»: — А так ли нам вообще нужны иностранные инвестиции, учитывая наш профицитный бюджет?

— Теоретически они нужны. С одной стороны, у нас есть большие внутренние резервы и значительные прибыли компаний, которые недостаточно используются для инвестиций. С другой, иностранные инвестиции приносят новые технологии, которые позволяют обогатить опыт, потому что невозможно в современном мире разрабатывать всё. Где-то мы слабее других стран, поэтому идет взаимный обмен.

Можно заместить западные инвестиции китайскими, но Китай проявляет пока осторожность с точки зрения инвестиций в Россию. Китайские инвестиции могут активизироваться, если отношения между Россией и Китаем станут ближе.

Есть надежда на восстановление западных инвестиций, потому что идущие переговоры должны привести к какому-то результату в достаточно близком периоде времени. Как считают эксперты ВШЭ, где-то к концу первого квартала уже можно ждать первые соглашения, хотя сейчас ситуация выглядит патовой. Но диалог продолжается и есть заинтересованность.

Сейчас вопрос в занимаемых позициях. В древней притче две дамы спорили из-за одного апельсина. Мудрец спросил у одной, что она хочет с апельсином делать, она ответила, что выдавить сок и напоить ребенка, а вторая ответила, что ей нужна цедра, чтобы испечь пирог. Он предложил одной взять цедру, другой сок и все помирились. Когда вопрос стоит не о позициях, а об интересах, то если их прояснить в переговорах, то и результат будет нормальный.

Все, и американцы тоже, заинтересованы в собственной безопасности, в том числе в ближайших к ним регионах, и Россия хочет гарантировать свою безопасность. Думаю, вопрос будет решен, и инвестиции возобновятся, потому что с точки зрения соотношения цены акций к прибылям наши акции, компании недооценены. Их надо покупать и в наши инвестиционные проекты вкладывать, только высокие риски пока останавливают.

Источник