Смердяковщина от «Московского метрополитена»

11.02.2022 От admin 0

Смердяковщина от «Московского метрополитена»

У исторического журнала «Дилетант», который издают главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов и его заместитель Виталий Дымарский, обнаружился замечательный спонсор. Заглянув на сайт госзакупок корреспондент «Комсомольской правды» Эдвард Чесноков узрел, что подчинённый департаменту транспорта мэрии Москвы столичный метрополитен предполагает разместить на страницах журнала материалы о своих достижениях и заплатить за это 4,854 млн рублей.

То есть профинансировать команду, которая ежемесячно льёт на историю России содержимое своих ночных горшков, а прошлое её врагов вылизывает, не щадя языков.

Например, главред «Дилетанта» Дымарский разместил плакат, на котором советский и гитлеровский лётчики бомбят Англию, особо отметил, что плакат «старательно изъятый из всех архивов» и был уличён в жульничестве.

После чего объявил: это пародия, но она полностью соответствует политике СССР после подписания пакта Риббентропа — Молотова, а значит выдавать фальшивку за подлинник — допустимо. Хотя реально авиация Красной армии Британские острова ни разу не бомбила и даже не планировала. В отличие от англо-французского командования, которое в 1940 году реально готовило воздушные удары по Баку и Грозному, вело предварительную авиаразведку, и лишь вторжение Гитлера во Францию сорвало операцию.

Особенно любят в «Дилетанте» союзника Гитлера и одного из организаторов блокады Ленинграда маршала Маннергейма. Заглянув в номер, посвящённый главкому армии Финляндии, вы сразу же прочтёте , что боевые действия в 1941-ом начали кровавые советские захватчики:

«Финляндия отвечала мягкими, но упорными отказами на любые предложения Германии о союзе. Всё на что пошла Финляндия, — это пропуск через свою территорию 11 тысяч германских военных, которые ехали на север Норвегии для охраны порта Нарвик, потому что через Нарвик шла шведская железная руда, необходимая Германии…

Маннергейм не хотел вступать в войну. 22 июня, 23 июня, 24 июня докладывалось в парламенте Финляндии: «Мы соблюдаем нейтралитет». Но утром 25 июня порядка 250 советских бомбардировщиков, под прикрытием примерно такого же количества истребителей, бомбили Хельсинки, Турку, ещё несколько городов и аэродромы. И вечером 25 июня, парламент Финляндии объявил, что Финляндия официально вступила в состояние войны, оказывая отпор агрессорам".

Это ложь: ещё 18 декабря 1940 года германское командование в плане «Барбаросса» указало своим вассалам, куда им следует наступать:

«Финляндия должна прикрывать сосредоточение и развертывание отдельной германской северной группы войск (части 21-й армии), следующей из Норвегии, и вести совместно с ними боевые действия… Перед основными силами финской армии будет поставлена задача в соответствии с продвижением германского северного фланга сковать как можно больше русских войск, наступая западнее или по обеим сторонам Ладожского озера и овладеть полуостровом Ханко».

Для совместных действий с Маннергеймом, немцы развернули в Финляндии и Северной Норвегии не 11 тыс., а свыше 100 тысяч человек (163-ю и 169-ю пехотные, 2-ю и 3-ю горные дивизии, 6-ю горную бригаду СС и 5-м воздушный флот). Вернувшись от финского президента Ристо Рюти, будущий глава страны Юхо Паасикиви писал 23 июня:

«Рюти рассказал: 3.07.41 мы выступаем, так как к этому сроку немцы в Северной Финляндии будут готовы. Мы уточнили будущую границу Финляндии. Границы будут установлены в зависимости от исхода войны и от того, что станет с Советским Союзом. Сейчас стоит вопрос о Восточной Карелии.

Германский посланник передал Рюти собственноручное письмо германского фюрера, в котором фюрер обращает внимание, что Германия и Финляндия во второй раз будут сражаться вместе, и заверял, что он не оставит Финляндию. Это хорошо. Маннергейм, который приходил к Рюти, был этим также очень удовлетворён".

Реально финны начали действовать ещё раньше. Уже 21 июня финские подводные лодки вместе с дислоцировавшимися в Хельсинки и Турку германскими кораблями приступили к постановке минных заграждений в советских водах. Дополнительные мины сбросили в районе Кронштадта вылетевшие из Кёнигсберга гитлеровские бомбардировщики. Горючего на обратный полёт не брали — всех приняли финские аэродромы.

Одновременно финны высадили десант на демилитаризованные Аландские острова, арестовав там сотрудников советского консульства, а немецко-финская диверсионная группа попыталась взорвать шлюзы Беломоро-Балтийского канала.

Лишь после этого советская авиация нанесла ответный удар по вражеским аэродромам, но «дилетанты» о событиях 21−22 июня умалчивают. А заодно, подробно описав советское вторжение в 1939—1940 гг. удаляют из истории фрагменты об аналогичных действиях Финляндии ранее.

«Когда началась Гражданская война, Маннергейм практически руководил борьбой с красными и уничтожением красных в Финляндии. Это была жестокая война, но вы не можете требовать от солдата, чтобы он не был жесток. Потом всё было тихо и мирно. Финляндия развивалась, как могла, пока не наступил канун Второй мировой. После протоколов пакта Молотова-Риббентропа (поскольку Финляндия отошла в зону интересов Советского Союза) её решили влить в семью «Братских советских народов». Вливание происходило так. Взяли товарища Отто Куусинена, который жил в гостинице Москва и был членом Коминтерна. Отто Куусинен был сделан начальником правительства «Социалистической Финляндии».

На самом деле Маннергейм 23 февраля 1918 года заявил, что не вложит меч в ножны, пока не зачистит от большевиков Карелию. Финское наступление началось с занятия Ухтинской волости и неудачного вторжения в прославленную в комедии «Иван Васильевич меняет профессию» Кемскую волость. К апрелю 1919 года финны захватили Поросозёрскую и Ребольскую волости, заполярную Печенгу (Петсамо), Олонец и вышли на подступы к Петрозаводску, где их остановили и разбили.

Согласно Тартусскому миру 14 октября 1920 года Финляндия удержала Печенгу, но оставила остальные территории, которые ей очень хотелось оставить за собой. Поэтому в 1921—1922 гг. последовало новое вторжение, которое также провалилось. Ну, а чтобы легализовать территориальные претензии в Хельсинки был сформирован «Временный Комитет Восточной Карелии», преобразованный затем в «Карельское объединенное правительство».

Создав двадцать лет спустя просоветское правительство Куусинена, Сталин всего лишь последовал примеру соседей, но об этом вы от «дилетантов» не узнаете. И такие пробелы, перемешанные с прямым враньём у них постоянно. Например, в номере посвящённом Крыму, среди хозяев полуострова до присоединения к Российской империи в 1783 году упоминаются греки, готы, хазары, татары, но пропускается русское Тьмутараканское княжество, объединявшее в X-XII вв. земли Таманского полуострова и восток Крыма с Керчью и Судаком.

Вывод очевиден: опять русские агрессоры на чужое пасть раскрыли. Зачем они вообще существуют! «Тысяча лет и всё зря?» скорбит обложка номера с новгородским памятником «Тысячелетию России». А далее намекается, что лучше бы Россию захватили литовцы во главе с князем Гедимином:

«В своей завоевательной политике Гедимин руководствовался принципом: „Не разрушать старины, не вводить новизны“. Он позволял местному населению придерживаться прежней веры и не вмешивался в устоявшиеся обычаи. В рабство никого не угоняли, а города не превращали в пепелища».

Очень трогательно, но первый историограф Великого княжества Литовского Мацей Стрыйковский сообщает несколько иное. Согласно его «Хронике польской, литовской, жмудской и всей Руси» Гедимин «осадил Житомир, где собралось много киевской шляхты, которым тоже завладел в результате сдачи (усиленно штурмовали, и оборонявшие его русские изнемогли). А выпроводив русских старост и рыцарей, для обороны в замке и в городе посадил своих литовцев. Потом двинулся далее в киевские волости, разрушая и сжигая все, что попадалось».

Само собой Стрыйковского «Дилетант» игнорирует. Тем более он имел наглость писать, что в Житомире жили русские, а не украинцы! Даже князя Станислава Киевского именует «русским монархом или самодержцем»!

И так везде. Номер о войне с Наполеоном мимоходом извещает , что русская армия «не защитила и не освободила ни одного своего города». То есть летом 1812-го драпала от Наполеона, а потом вошла в потерянные города, оставленные императором по причине лютых морозов. Въедливый читатель вспомнит, что французы так и не смогли захватить Ригу? Что уже 24 июля захватчиков выбили из Кобрина, где сдалось в плен 2460 солдат с 8 пушками и 2 знамёнами? Что в октябре штурмом были взяты Вязьма и Полоцк, а с ними 6,3 тысячи пленных и 9 орудий? Так въедливых-то мало, зато прочие поверят.

Потом прочтут статью Дымарского, о том, как во время Крымской войны «погибло 50 тысяч человек, в 4−5 раз больше, чем у её противников, но человеческие жизни в России не принято считать потерями» и тоже поверят. Ведь статистическое исследование «Warfare and Armed Conflicts: A Statistical Encyclopedia of Casualty and Other Figures, 1492−2015», согласно которому британцы, французы и турки потеряли около 47 тысяч убитыми и умершими от ран, для них недоступно…

Какой вывод должен сделать постоянный читатель «Дилетанта»? А слушатель регулярно организуемых редакцией «Дилетантских чтений» на одном из которых, постоянный автор журнала писатель Дмитрий Быков рассуждал в компании Дымарского о перспективах жизни «в свободной России, освобожденной гитлеровцами»? Разумеется, примерно тот же, что и герой романа Достоевского «Братья Карамазовы», лакей Смердяков:

«В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы дpyгие порядки-с».

Похоже, московский транспортный вице-мэр Сергей Ликсутов и глава ГУП «Московский метрополитен» Виктор Козловский не жалеют казённых денег на внушение читателям этих прогрессивных идей.

Источник