Россия приготовилась к новому «золотому дождю»

12.02.2022 От admin 0

Россия приготовилась к новому «золотому дождю»

На лондонской бирже металлов (LME) наблюдается коррекция по алюминиевым фьючерсам после исторического максимума, достигнутого 10 февраля на уровне $3333. Но в любом случае крылатый металл торгуется выше отметки $3200 за тонну. Это даже выше, чем когда были введены санкции со стороны США против «Русала». Тогда, весной 2018 года, стоимость алюминия на LME пробила отметку $2000, после чего началась паника в ряде отраслей, в том числе автомобильной.

Кстати, предыдущий рекорд цены алюминия был зафиксирован в июле 2008 года — $3292 за тонну буквально накануне самого тяжелого в XXI веке экономического кризиса, вызванного схлопыванием ипотечного пузыря в США. Тогда столь высокие котировки объяснялись большим спросом и малыми запасами.

Сейчас ситуация, похоже, повторяется. Как сообщает специализированный портал MetalTorg, «запасы алюминия на складах LME упали до 761,95 тыс. тонн, минимального уровня с 2007 г. В Шанхае запасы алюминия сократились в текущем году на 17,5%, до 266,906 тыс. тонн».

Джефф Карри, руководитель отдела исследований сырьевых рынков Goldman Sachs, сообщил агентству Bloomberg, что он никогда не видел такого ценообразования на товарных рынках в условиях дефицита, который наблюдается сейчас в мире. В этом плане алюминий идет в ногу в общем строе коммодитиз, и его нехватка не является исключением.

«Я занимаюсь этим 30 лет и никогда не видел такого, — сказал он. — Это молекулярный кризис. У нас все кончилось… нефть это, газ, уголь, медь, алюминий, называйте как хотите, но у нас все кончилось». По его словам, кривые фьючерсов торгуются в условиях небывалой ранее отсталости от заявок, что указывает на то, что трейдеры платят огромные премии за немедленные поставки.

Что будет дальше, предсказать сложно. Есть разные точки зрения, хотя большинство аналитиков не сомневаются в без альтернативности энергоперехода. Между тем, суммарные инвестиции всех стран мира в инфраструктуру углеродной нейтральности составят в ближайшие 30 лет, по некоторым оценкам, $275 трлн.

Это почти 13−15 годовых ВВП США, потраченных на новые объекты.

С одной стороны, Запад проводит политику декарбонизации, что, по логике, должно привести к сокращению энергоемких производств. Аналитики товарных рынков, специализирующиеся по квотах на выбросы в ЕС, пишут, что базовый контракт ЕС на получение разрешения на выбросы углерода уже подорожал более чем на 50% с начала ноября 2021 года.

Но это еще цветочки — ягодки будут впереди. Аналитик Лоусон Стил из Berenberg считает, что к концу года цена квоты на выбросы в ЕС вырастет до 110 евро за тонну и даже больше. Иначе европейскому регулятору не добиться сокращения буроугольной энергетики. Это означает, что стоимость газа, как минимум, не вернется к уровням начала прошлого года.

С другой стороны, наблюдается растущий спрос в отраслях конечного потребления. К «золотому миллиарду» прибавилось не менее двух, а то и трех миллиардов, которые претендуют на «серебряный» статус. Дело в том, что сейчас наблюдается опережающий рост развивающихся экономик (не всех, но многих) по сравнению с развитыми.

Так, Баладжи Вишванатан, гендиректор Invento Robotics напоминает, что «капиталы действительно пришли в третьи страны, в частности, в период 2000—2008 годов огромное количество портфельных инвестиций было сделано в Индии, Китае, Бразилии и т. д. Основные индексы на этих рынках давали рост индексов национальных бирж на 30% каждый год». Теперь потребительский спрос наблюдается в ряде африканских стран и усиливается в азиатских и латиноамериканских.

Значит, не только у нас часть граждан в «нулевых» смогла позволить себе иномарку, отдых за границей и квартиру по ипотеке. Тем не менее, общий умеренный рост благополучия в третьем мире тогда преподносился Кремлем как создание российского среднего класса. Затем последовала стагнация в экономике (еще до 2014 года), кульминацией которой стала людоедская пенсионная реформа.

О том, что нельзя ссылаться на краткосрочный и неустойчивый рост продолжительности жизни в нашей стране, писали и говорили многие эксперты и журналисты. Время расставило все на свои места. И не надо прикрываться пандемией.

Однако вернемся к нашим баранам. Если верить тренду индекса Bloomberg Commodity Spot, который отслеживает 23 фьючерса на энергоносители, металлы и продовольствие, то Россию ждут тучные годы 2.0. и… высокая инфляция, импортируемая вместе с нефтедолларами на фоне ослабления бакса по сравнению с коммодитиз.

Возможно, Россию и впрямь ждет новый золотой дождь, но станут ли жить лучше простые люди? В первые «тучные годы» покупательная способность среднего россиянина выросла на 45% с середины 1990-х годов, но имущественное расслоение увеличилось многократно. Согласно динамике коэффициента Джини, неравенство в доходах в РФ в период с конца 1980-х и до 2008 года стало в восемь раз больше, чем в Венгрии, и в пять раз — чем в Чехии, хотя последние не могут похвастаться сверхдоходами от экспорта нефти и газа.

Десятилетие назад Евгений Ясин, на тот момент научный руководитель НИУ ВШЭ и бывший министр экономики, писал, что Россия — это две страны. В первой живет самая богатая часть населения (примерно 20%). Ее представители в среднем получают зарплатный чек, эквивалентный 198% от его стоимости в 1991 году.

А во второй народ влачит жалкое существование. Уровень реальных доходов 20% самых бедных упал в 1,45 раза, еще 20% — в 1,2 раза, а у 20% остался таким же, как накануне распада СССР.

Далее уже забугорная статистика показывала, что число россиян, владеющих $5 млн. и более, в предковидные годы росло ежегодно на 27% за счет так называемой элиты среднего уровня, состоящей из армии семей чиновников, силовиков и аффилированных с ними королей госзаказа.

Согласно отчету о проблеме неравенства в России за 2020 год, около 500 сверхбогатых россиян контролируют больше богатства, чем самые бедные 99,8% россиян.

Бостонская консалтинговая группа (BCG) обнаружила, что финансовая элита России — примерно 500 человек с чистой стоимостью более $100 млн. — контролирует 40% всего богатства страны. Это в три раза больше, чем в среднем по миру, где чистый капитал сверхбогатых составляет в совокупности 13% от общего богатства.

В целом, сегодня в России 87% богатства сосредоточено в руках 10% самых богатых людей, которые, судя по всему, и составили новое «дворянство». Можно не сомневаться, именно они — участники «вертикали власти», станут бенефициарами тучных лет 2.0, поскольку власть придерживается правила «хороший россиянин — бедный россиянин».

Кремль, видимо, считает, что при внешних или внутренних шоках средний класс выйдет на улицы с протестами против падения доходов, а нищие — нет: им нечего терять.

Источник