От Устюгова до Роналду: названы особенности коронавируса у спортсменов

Как COVID-19 влияет на результаты

Скоро год, как ВОЗ объявила пандемию COVID-19, и мы в ежедневных сводках видим, как болеют, выздоравливают и возвращаются к тренировкам спортсмены. Или не возвращаются, потому что восстановление у некоторых занимает больше времени, чем у других. Почему итальянский футболист Чиро Иммобиле во время болезни играл и даже забивал голы, а российский лыжник Сергей Устюгов вынужден пропустить значительную часть сезона после коронавируса?

От Устюгова до Роналду: названы особенности коронавируса у спортсменов

Сергей Устюгов.

Фото: AP

За прошедшие месяцы медики многое узнали о новом типе коронавируса, в том числе и спортивные медики. И уже можно сделать какие-то промежуточные выводы о том, как все-таки новая инфекция влияет на организм спортсменов.

В первое время некоторые спортивные врачи высказывали пугающие мнения о перспективах возвращения атлетам к максимальным нагрузкам. И всех тогда испугало высказывание бывшего врача «Спартака» и сборной России Юрия Василькова о том, что вернуться в спорт после тяжелой формы коронавируса практически нереально. «Этот вирус поражает легкие, а легочная система для спортсмена — святыня», — сказал он.

Впрочем, как пояснили тогда «МК» первый заместитель директора Центра спортивной медицины Зураб Орджоникидзе и заведующий отделением функциональной диагностики этого же центра Владимир Павлов, «не стоит писать вилами по воде». «Все, что мы может говорить про коронавирус, мы можем говорить с огромной долей условности. А уж про последствия после него — еще с большей долей условности», — пояснял тогда Павлов. А Зураб Гивиевич настаивал на том, что четких оснований для того, чтобы предрекать конец спортивной карьеры всем переболевшим, пусть и в тяжелой форме.

Сейчас мы уже понимаем, что подавляющее большинство спортсменов болеют в бессимптомной или в легкой форме, а некоторые, как Чиро Иммобиле из «Лацио» даже во время вирусного процессе в организме забивают важные голы («Лацио» тогда попал под серьезное расследование, поскольку итальянские власти заподозрили, что они скрывали информацию о заражении в команде: просто лаборатория, аккредитованная УЕФА, давала положительные результаты теста Иммобиле и некоторых других футболистов, а лаборатория, которой пользовался клуб во внутреннем чемпионате, присылала отрицательные тесты).

Но даже если форма была средней или средне-тяжелой, как, например, у форварда «Урала» Павла Погребняка, которого даже пришлось госпитализировать, легкие все равно восстанавливаются, и спортсмен может без проблем приступать к полноценным нагрузкам. Погребняк уже давно выходит в основе, играет и не вспоминает о коронавирусе.

Пересидевший в карантине Криштиану Роналду даже не заметил последствий вируса, Златан Ибрагимович заявил, что зря коронавирус бросил ему вызов. Новак Джокович быстро приступил к тренировкам и спустя недолгое время поехал в Нью-Йорк на US Open, где мог победить, если бы не дисквалификация. Карен Хачанов спустя две недели после подтверждения инфекции написал в Инстаграме, что вылечился и готов к нагрузкам. Таких примеров сотни.

Только легко и быстро восстанавливались далеко не все. Форвард хоккейного «Ак Барса» Данис Зарипов признавался, что как только начал набирать форму после болезни и нагрузил организм, проявился сильный кашель. В результате пришлось снова брать паузу на восстановление. Тренер ватерпольного «Синтеза» Марат Закиров объяснял неудачную игру в Лиге чемпионов тем, что в команде переболело 95% состава, а «после COVID-19 физика уходит процентов на двадцать». Закиров так озвучил мнение командного доктора.

Чемпион «Формулы-1» Льюис Хэмилтон, заболевший в конце сезона и пропустивший несколько гонок, рассказал, что за время болезни и восстановления похудел на шесть килограммов: «Начинаю с небольших силовых нагрузок — это не очень интересно, но я хочу вернуться в прежнюю форму, чтобы снова работать на 100%».

Поль Погба недавно рассказывал английским журналистам, что когда в сентябре приступил к тренировкам после августовского вируса, чувствовал себя «странно», о чем незамедлительно сообщил медицинскому персоналу: «Это был не я. Я быстро устал и запыхался». А в первой игре против «Кристал Пэлас» игрок «Манчестер Юнайтед» чувствовал, что не может нормально бежать. Сейчас Погба, конечно, восстановился, но реабилитация далась ему не быстро.

Нечто похожее испытала на себе и полузащитник женского ЦСКА Валерия Беспаликова. Красно-синие вернулись после Лиги чемпионов из Австрии, и восемь человек оказались с положительными тестами, у многих была температура. Случилось это в 20-х числах ноября, и к 4 декабря карантин с команды был снят, а 6 декабря ЦСКА уже вышел играть финал Кубка России с «Локомотивом», во время которого у Беспаликовой случился страшный приступ — она вдруг поняла, что не может дышать.

«Болела я практические бессимптомно, — рассказала Валерия «МК», — пропали только запахи, и иногда чувствовала тяжесть в груди. Во время матча я сделала пару ускорений, и вдруг у меня перехватило дыхание. Я чувствовала, что просто не могу дышать. Наш клубный доктор тоже лежал дома с коронавирусом, поэтому пришлось на помощь позвать доктора команды-соперника. Он измерил мне пульс, дал понюхать нашатырь. Девочки из нашей команды дали подышать в перчатку, чтобы я могла вдохнуть теплый воздух. Но мне ничего не помогало. Началась паника, и я решила, что просто обязана взять себя в руки. Прошлась, продышалась, успокоилась, и играла дальше. Сейчас чувствую себя хорошо, но очень не хочется, чтобы такое повторилось снова. Это ужасные ощущения».

Один из самых ярких примеров, как может сказаться коронавирус на здоровье спортсмена, — это состояние нашего титулованного лыжника Сергея Устюгова после болезни. Устюгов переболел в октябре, а после получения отрицательных тестов притупил к тренировкам, но тренироваться так и не смог — под нагрузками поднималась температура, давление, болела голова. «Я пробовал начинать тренироваться в ноябре, потихоньку втягиваться, но все мои попытки были, к сожалению, тщетны, мой организм отказывался адекватно воспринимать предлагаемую нагрузку и каждый раз я сваливался в яму», — написал Устюгов в инстаграме. В итоге Сергей настолько медленно восстанавливается, что даже снялся с «Тур де Ски», и пока совсем не уверен, что сможет набрать форму к чемпионату мира в Оберстдорфе в феврале. Правда, тут и решение CAS может свою лепту внести, поскольку пока так не ясно сто процентов, как на соревнования будут допускаться атлеты.

Снялась с «Тур де Ски» и самая главная лыжная сборная в мире — норвежцы. Но по другой причине (по крайней мере, официальной) — они как раз боятся заболеть и не поехать на чемпионат мира. Пока же без них, шведов и финнов проходили и этапы Кубка мира до конца года.

За профессиональными, а тем более именитыми спортсменами, часто следят бригады врачей, но последствия вируса могут быть непредсказуемыми для менее известных атлетов и простых любителей, которых на свете гораздо больше. 20-летний студент из Германии Паскаль Порстнер играл за футбольную команду восьмого дивизиона. Коронавирусом он заразился еще весной, болезнь протекала легко и через неделю юноша по ощущениям был здоров и готов к подвигам. Но через несколько месяцев, когда пришло время серьезных нагрузок и тренировок, Паскаль почувствовал себя плохо, а ночью его сердце остановилось. По мнению главы клиники кардиологии Фрайбурга Кристофа Боде, чьи слова приводит Badische Zeitung, «связь между заболеванием и смертью Паскаля не только возможна, но и вполне вероятна, поскольку SAR-Cov-2  способен воздействовать на сердце».

Так что многие спортсмены действительно боятся подхватить COVID-19. А что говорят по этому поводу врачи?

Мнение врачей

Одно из исследований на эту тему провели спортивные врачи российских футбольных клубов под руководством главы медицинского департамента РФС Эдуарда Безуглова. Труд «Заболеваемость и тяжесть COVID-19 у взрослых футболистов» пока охватывает только летний период пандемии — с апреля по сентябрь.

В исследовании сказано, что за этот период в Российской футбольной премьер-лиге инфекция COVID-19 была выявлена ​​у 103 футболистов, и это 14,5% всех игроков, которые входили в составы команд РПЛ и проходили регулярное тестирование.

«Бессимптомное течение наблюдалось в 43,7% случаев. Эти игроки были изолированы, и их клиническое состояние тщательно контролировалось. Клинические симптомы наблюдались в 56,3% случаев, наиболее частыми из которых были утомляемость, головная боль, лихорадка и аносмия. Однако большинство инфекций протекали легко и не мешали возвращению к обычным физическим упражнениям», — говорится в исследовании.

Также там сказано, что поражение легких было выявлено у 36,2% футболистов с симптомами. В 3 случаях поражения легких были выявлены у бессимптомных игроков. Игроки с поражением легких лечились дольше, но «достоверной разницы в продолжительности восстановления до возвращения к игре не наблюдалось».

«Все игроки прошли тщательное медицинское обследование, обязательное для всех профессиональных спортсменов в России, прежде чем вернуться к тренировкам. У игроков, выздоровевших от инфекции COVID-19, не было обнаружено никаких сердечно-сосудистых, легочных и гематологических нарушений, — говорится в исследовании. — Средняя продолжительность восстановления до возвращения в игру составила 19,0 ± 5,3 дня».

Также было отмечено, что хоть «бессимптомные и симптоматические футболисты с легкими легочными проявлениями заболевания не демонстрировали каких-либо нарушений дыхательной и сердечно-сосудистой функции или непереносимости физических нагрузок в краткосрочной перспективе, долгосрочные последствия COVID-19 должны быть в центре внимания будущих исследований».

О том, насколько часто встречаются у спортсменов тяжелые последствия после перенесенной инфекции и какие именно, насколько быстро спортсмены в среднем восстанавливаются и от чего зависит, что в некоторых случаях восстановление происходит не быстро, мы спросили специалистов «Московского научно-практического центра медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины» Зураба Орджоникидзе и Владимира Павлова, плотно занимавшихся проблемами коронавируса в спорте с самого начала пандемии.

«У спортсмена при сверхнагрузках и недовосстановлении имеется выраженное снижение иммунитета (иммуносупрессия), — объясняют специалисты. — В силу этого у спортсмена довольно часто встречаются латентные инфекционные процессы, часто дающие осложнения, как миокардит, нарушения ритма и другие. Таким образом, риск заболеть в условиях тренировочно-соревновательной деятельности коронавирусной инфекцией, особенно у спортсменов командных видов спорта, представляется довольно высоким».

При этом, по словам Орджоникидзе и Павлова, в длительной изоляции и детренированности, к которой эта изоляция приводит, спортсмен рискует при возвращении к тренировочно-соревновательной деятельности: «Причем, снижение работоспособности у спортсменов, строго соблюдавших самоизоляцию без перенесенного COVID, и риск сердечно-сосудистых осложнений при вхождении в тренировочно-соревновательный процесс, сопоставимы с таковыми у атлетов, перенесших коронавирусную инфекцию. На этот счет у нас есть собственные наблюдения и цифры».

При этом, если «спортсмен всё-таки переносит симптомную коронавирусную инфекцию с осложнениями, не влияющими на качество жизни обычного среднестатистического представителя человеческой популяции, у него будут снижаться резервные возможности организма, а соответственно и способность показывать высокий результат».

Тот факт, что последствия и длительность восстановления у всех спортсменов разные, врачи объясняют тем, что «течение коронавирусной инфекции у конкретного индивидуума зачастую непредсказуемо», независимо от того, кто ее переносит. Но важным фактором является уровень текущей защиты организма.

«В настоящее время нами разрабатывается и патентуется таргетная методика целевой иммунокоррекции для ускорения процессов восстановления, профилактики и лечения инфекционно-воспалительных процессов у спортсменов. Как пример эффективности нашего подхода, можем констатировать, что нами курировалась команда, где из 21-го человека 17 было поражено коронавирусом — более чем 2/3 коллектива! — за 2,5 месяца до финальной стадии чемпионата России и еврокубков. Группа наших специалистов, специализирующихся, именно, по этой теме, провела экстренные исследования, коррекцию иммунитета и прочие мероприятия», — рассказывает Владимир Павлов. Команда, кстати, по словам Павлова, показала отличные результаты на финише сезона.

Обо всех тяжелый последствиях для спортсменов после перенесенной инфекции наши собеседники знали лишь из публикаций. «Несмотря на опасность коронавирусной инфекции, нам такие тяжелые случаи, которые могли бы вызвать значимые для занятий спортом, жизни и здоровья последствия, пока не встречались, — признаются специалисты. — А прогнозирование последствий столь серьезного заболевания — дело неблагодарное, и возможно только по итогам множественных и длительных наблюдений».

Если обобщить все вышесказанное, получается, что коронавирус поражает спортсменов так же непредсказуемо, как и обычных людей. Причем, если в условиях обычных нагрузок физически активные более защищены иммунной системой, то в период сверхнагрузок и сразу же после них риск заболеть существенно повышается.

Похожее влияние оказывают на здоровье спортсменов и перенесенная коронавирусная инфекция, и вхождение в тренировочный процесс после долгого простоя без нагрузок.

Серьезные последствия встречаются крайне редко, а ухудшение результатов наблюдается потому, что снижаются резервные способности организма. Обычный человек этого почти не замечает.

Все медики говорят о том, что несмотря на достаточно долгие период наблюдений, все еще рано делать стопроцентные выводы. Для них еще потребуется время.

Коронавирус и допинг

Еще один важный вопрос, который возникает в случае заболевания, — это наличие (или отсутствие) в лекарствах от коронавируса запрещенных веществ.

В исследовании, которое проводили в клубах Российской премьер-лиги доктор Эдуард Безуглов и его коллеги, сказано, что во время лечения от COVID-19 52 игрока принимали противовирусные препараты, 51 — антибиотики, 36 — витамины, 16 — антикоагулянты, 9 — интерфероны, 7 — противомалярийные препараты, 4 — жаропонижающие.

Там же сказано, что «протоколы лечения, применяемые для лечения футболистов, не требовали использования запрещенных веществ, таких как дексаметазон. Кардиотоксические препараты, такие как гидроксихлорохин, также не применялись».

Специалисты Московского научно-практического центра медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины Зураб Орджоникидзе и Владимир Павлов говорят, что ими тоже не было обнаружено сведений о запрещенных субстанциях в схемах лечения.

По данным Российского антидопингового агентства, за 2020 год ими получено 60 запросов на терапевтические использование запрещенных субстанций и методов (TUE) для лечения. Причем, в 2019 году их таковых было 104, а в 2018 — 101.

Другими словами, несмотря на многочисленные случаи заболевания коронавирусом среди спортсменов, обращений в РУСАДА стало меньше, что косвенно подтверждает словам медиков.

Смогут ли спортсмены использовать вакцины от COVID-19?

11 декабря WADA опубликовало пресс-релиз, чтобы успокоить спортсменов, волнующихся, не будут ли они пойманы на использовании запрещенных препаратов, если сделают прививку от коронавируса:

«Разрабатываются и будут внедрены несколько вакцин, поэтому окончательные заявления относительно их состава преждевременны, но спортсмены могут быть уверены, что WADA отслеживает всю имеющуюся информацию и обязательно проконсультирует их, если какой-либо ингредиент вакцины может создать проблемы. Пока нет никаких оснований полагать, что вакцины будут противоречить антидопинговым правилам».

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика